Флора и растительность

Орешниковая рамень. Советский район

Протянувшись с севера на юг на 570 км, территория области пересекает три подзоны лесной зоны.

Севернее линии Опарино—Мураши—Нагорск—Кирс—Бисерово простираются еловые и пихтово-еловые сфагновые заболоченные леса подзоны средней тайги. Это замшелое, сырое диколесье местное население называет «шохрой».

К югу от этой линии начинаются южнотаежные зеленомошные еловые и елово-пихтовые леса. В них более разнообразный кустарниковый подлесок и травяной покров. В обеих подзонах большие пространства занимают сосновые боры. В лесах обеих подзон значительна примесь березы и осины, а на пониженных местах, гарях и вырубках они образуют чисто мелколиственные насаждения. На западе области, в частности в Даровском районе, характерны весьма своеобразные елово-осиновые леса, по-видимому, представляющие собой завершающую стадию восстановления коренной темнохвойной растительности на месте сгоревших лесов.

Южнее линии Тужа—Советск—Нолинск—Нема начинается подзона хвойно-широколиственных лесов, отличающихся большим флористическим разнообразием. Здесь преобладают широколиственные деревья — липа, дуб, клен остролистный, вяз, ильм. В юго-восточных районах они составляют чистые липовые и дубово-липовые леса. Широколиственные деревья и кустарники присутствуют и в хвойных лесах этой подзоны, образуя так называемые рамени — травяные ельники с липой или орешником в подлеске (Фокин, 1929; 1930).

Леса покрывают 57% территории области.

Во всех трех подзонах встречаются болота. Наиболее распространены низинные — травяные, кустарниковые, лесные в понижениях рельефа на водоразделах и в долинах рек. У нас проходит южная граница распространения сфагновых (верховых) болот, среди которых преобладают кустарничково-сфагновые с касандрой или багульником и низкорослой сосной. Реже встречаются кустарничково-лушицевые болота и совсем редко — мочажинные с сосной и сфагново-гипновые с зыбкой сплавиной из корневищ болотных растений (Фокин, 1930; Аверкиев, 1935; Клиросова, 1967).

Повсеместно развита луговая растительность, представленная в основном суходолами и значительно реже пойменными (заливными) лугами.

В пределах области сошлись представители восточной и западной, северной и южной флоры. Многие виды нашли у нас границу своего распространения. Всего на территории области насчитывается около 1100 видов цветковых растений.

Немногочисленны у нас реликтовые виды — представители исчезнувших флор, живые ископаемые, свидетели былых эпох. Это, например, Шиверекия Подольская (Schivereckia podolica (Bess) Andrz) — мелкое невзрачное растение семейства крестоцветных, растущее кур- тинками на известняковых скалах правого берега р. Немды в Советском районе. Таким же реликтом доледниковой эпохи является Кортуза Маттиоли (Cortusa mattioli) из семейства первоцветных, обнаруженная у холодных родников на глинистых склонах оврага у бывшей д. Филейки (г. Киров). Это редкое растение, характерное для гор Алтая, Урала, Средней Азии. Если шиверекия сохранилась вдоль южной границы ледника и современные места произрастания ее как бы оконтуривают южные пределы максимального (днепровского) оледенения, то кортузе островками спасения служили наиболее возвышенные участки рельефа, не покрывавшиеся льдом: в нашем крае — вершины Вятского увала, который был в то время намного выше, чем сейчас.

К реликтам доледниковой флоры относится и очень редкое растение дриада, или куропаточья трава (Dryas punctata) — небольшой вечнозеленый кустарничек, найденный всего лишь однажды Ф. А. Александровым в 1964 году на песчаном склоне берега р. Порыш у д. Южаково Верхнекамского района. О былом распространении холодных приледниковых тундростепей напоминают уцелевшие кое-где другие арктические виды: морошка, поленика, водяника, карликовая береза.

В теплую и влажную Атлантическую эпоху всю вятскую землю укрывали широколиственные и хвойно-широколиственные леса. Об этом свидетельствуют ельники с липой и кленом остролистным в первом ярусе на юге Афанасьевского района, дубравы и отдельные клены, вязы, дубы в центральных районах, а также целый ряд видов дубравного комплекса в южнотаежных лесах: копытень европейский, сныть, волчье лыко, сочевичник весенний, борец высокий, вороний глаз, звездчатка ланцетовидная.

Сосновым лесам на песчаных дюнах по второй надпойменной террасе рек в Нолинском, Лебяжском, Советском, Уржумском и Кильмезском районах присущи черты остепнения. Всего у нас отмечено более 40 видов степных растений.

А. Д. Фокин (1929; 1930) считал эти степняки реликтовыми, «свидетелями былого остепнения этой территории, следовавшего за отступанием ледника, остепнения синхроничного эоловым процессам, вызвавшим образование материковых дюн».

Однако сухой и холодный климат приледниковых равнин, в котором шло образование дюн, вряд ли мог способствовать продвижению на север степной зоны. Пока мы не имеем доказательств о столь значительном продвижении степей в голоцене — более 500 км севернее их современного распространения. Об этом могли бы свидетельствовать какие-либо следы остепнения на водоразделах, но их у нас нет. Все степные виды растений встречаются только в долине р. Вятки до г. Советска и некоторых ее притоков на самом юге области, то есть в пределах подзоны хвойно-широколиственных лесов.

Вероятнее всего, степняки пришли сюда и закрепились на хорошо дренированных участках с поверхностным залеганием карбонатных пород, причем на участках южной экспозиции, в атлантическую эпоху, когда степь значительно приблизилась к южной границе лесов, сузив полосу лесостепи. При этом появление их в нашем крае вполне согласуется с общеизвестным правилом предварения В. В. Алехина, по которому на Русской равнине считается закономерным наличие видов или фитоценозов данной зоны в соответствующих для них условиях обитания соседней зоны или подзоны.

Также в послеледниковое время проникли в область западные формы — обыкновенная ель, вереск (отнюдь не можжевельник, называемый вятчанами «вересом», а небольшой кустарничек с мелкими листочками и мелкими сиреневыми цветками, встречающийся по сосновым борам и сфагновым болотам в Верхнекамском районе и по р. Юме), липа мелколистная, зеленчук желтый и сибирские виды — пихта, лиственница, сибирская сосна («кедр»).

Особенности растительного покрова определяют основные принципы выявления ботанических памятников, которые должны прежде всего сохранить типичные черты местной флоры.

В первую очередь у нас нуждаются в охране оставшиеся участки хвойно-широколиственных лесов в южных районах.

Светлохвойные леса в области охраняются в Медведском и Суводском бору. Однако для сохранения эталонов всех типов сосновых лесов необходимо значительно увеличить количество и площади охраняемых участков. Заслуживают охраны верещатиковые боры с лиственницей на водоразделе рек Имы и Кужвы в Верхнекамском районе, остепненные боры по р. Кильмези и другие лесные массивы.

По территории области проходит южная граница средней тайги, всей полосой ее пересекает подзона южнотаежных лесов. Но до сих пор у нас нет охраняемых участков зональной растительности этих подзон. Особенно необходимо сохранить типичные массивы наиболее распространенных в области темнохвойных лесов, которые в целом по Европейской части СССР очень мало охвачены заповедниками. В будущем большую научную ценность могут приобрести сохраненные сегодня участки темнохвойных лесов на южном и северном пределе их распространения.

Очень важно сохранить также образцы различных типов болот, особенно верховых, во всех их вариантах. Большую ценность для науки и лесоводственной практики представляют старые посадки кедровой сосны, лиственницы, других ценных пород, иллюстрирующие удачный опыт создания искусственных насаждений, проверенный временем. Интересны также деревья — великаны и долгожители, деревья необычной формы или судьбы.

Флора и растительность
Update: 20170521 author: R4NAF
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий