Рельеф

Вятский увал. Сунской район

Современная поверхность территории области — это приподнятая, изрезанная долинами рек увалисто-волнистая равнина с абсолютными высотами от 50 до 338 м. Умеренные контрасты присущи и рельефу области — среди преобладающего холмистого ландшафта простираются и совершенно плоские равнинные участки (по обеим сторонам Вятского увала), и встречаются поистине гористые места (в срединной части Вятского увала).

Характер поверхности области во многом определили горообразовательные движения Урала, происходившие в палеозойской—начале мезозойской эры. В результате этих внутренних геологических процессов появились так называемые тектонические формы рельефа — системы крупных поднятий. На востоке области в пределах Верхнекамского, Афанасьевского и Омутнинского районов почти в меридиональном направлении параллельно Уралу раскинулось расчлененное долинами рек плато Верхне-Камской (Вятско-Камской) возвышенности, впервые описанное Н. Г. Кассиным под названием Глазовский вал. Две крупных реки — Вятка и Кама рождаются в южных отрогах этой возвышенности. Наивысшая точка ее — 338,1 м (севернее д. Краснояр Афанасьевского района) есть предельная высота Кировской области.

Также параллельно Уральскому хребту пересекает область с северо-востока на юго-запад пологая возвышенность из увалов, холмов и плато — Вятский увал, соответствующий главной тектонической структуре осадочного чехла в пределах области — Вятскому валу. Образовался он в начале мезозойской эры в результате медленных вертикальных движений отдельных участков (блоков) фундамента платформы, вспучивших в виде куполообразных складок ранее отложившиеся пласты девонской, каменноугольной и пермской систем. В рельефе это возвышенная до 100 м над окружающей местностью гряда отдельных поднятий шириной до 40 км. Впервые на эти поднятия обратил внимание П. И. Кротов, назвав их Вятским увалом. Наибольшая высота Вятского увала — 284,5 м — находится между деревнями Недорезы и Гладкий Мыс Верхошижемского района.

Пространства между возвышенностями занимают плоские низменности — Котельничская, Кильмезская, Верхнекамская и другие более мелкие.

В ледниковую эпоху четвертичного периода появились разнообразные ледниковые формы рельефа. В северной половине области ледник оставил многочисленные валуны — окатанные обломки кристаллических пород, принесенные им из Скандинавии, с Урала, Тиманского кряжа, Новой Земли. По краям ледника образовались морены — валы из сгруженных и перемешанных движущимся льдом песков, глин, гальки. Под названием Северные увалы полоса моренных гряд и холмов с высотами до 175 м пересекает в широтном направлении Опаринский, Даровский, Мурашинский и Нагорский районы.

На водоразделах северной и юго-восточной части области встречаются своеобразные эндемичные формы рельефа, характерные лишь для Кировской, Пермской областей и Удмуртии. Это пуги, или дресвяные горы — ассиметричные холмы и гряды, в верхней части сложенные песками, гравием и галькой. Наиболее типичные пуги можно наблюдать на водоразделе Вятки и Быстрицы — Головизнинская (206 м), Федорковская (203 м), Нагоренская (207 м), Губинская 188 м), Дресвяная (167 м). У д. Ключи Унинского района находится самая высокая пуга области — Ключинская. Ее абсолютная высота 264 м, высота над урезом воды в р. Лумпун — 115 м.

Долгое время происхождение пуг объясняли деятельностью ледника. Однако с этой версией не согласуется расположение отдельных пуг значительно южнее границы оледенения — в Кильмезском районе (Мелеклесская пуга) и в Удмуртии.

Теперь можно считать установленным (Петухова, 1969), что пуги — это денудационные формы рельефа, останцы галечниково-конгломератовых образований, которые, в отличие от окружающих глинистомергелистых пород, с трудом поддаются размыву (Пестовский, 1936). Сложены пуги обломочным материалом, принесенным водными потоками с Урала во время отступания казанского моря в верхнепермскую эпоху (Кром, 1937; Петухова, 1969). В условиях жаркого пустынного климата триасового периода эти породы сцементировались солями кальция в прочные конгломераты, составляющие «костяк» пуг.

Правда, есть еще гипотеза триасового оледенения, относящая пуги к ледниковым образованиям (моренам) триасового возраста (Тихвинская, 1956).

По второй надпойменной террасе р. Вятки в Медведском и Суводском бору, в Истобенской лесной даче под г. Халтурином, выше г. Слободского у пос. Каринский Перевоз, по боровым террасам рек Лобани, Кильмези, Валы в Кильмезском районе, Кобры в Нагорском и по другим рекам встречаются обширные дюнные участки — эоловые (ветровые) формы рельефа.

А. В. Нечаев еще в 1893 году правильно определяя время и механизм образования вятских дюн, считал их сохранившимися, благодаря задернению, от былого более широкого распространения в крае песчаной пустыни четвертичного периода.

Однако дюнный ландшафт пустыни, вероятно, имевший место в конце пермского — в триасовом периоде, вряд ли преобладал в нашем крае в кайнозойскую эру. По крайней мере, на водоразделах дюнные образования сейчас отсутствуют, за исключением отдельных холмов невыясненного происхождения. Как правило, дюнные поля приурочены к значительным расширениям речных долин на участках, имеющих широтное направление, к их южным — то есть наветренным склонам, поскольку, как писал А. В. Хабаков (1926), дюны были созданы иными, противоположными современным, юго-юго-восточными, юго-восточными и отчасти юго-западными ветрами.

Образование, например, дюн Медведского бора он относит ко времени формирования второй, древнеаллювиальной, террасы, то есть к эпохе таяния днепровского ледника (150—100 тыс. лет назад), когда мощные потоки талых ледниковых вод сильно расширили речные долины, заполнив их многометровой толщей песка, а в условиях сухого и холодного климата задернение этих песков происходило очень медленно.

В более позднее время, например, в бореальную и суббореальную эпоху голоцена, как пишет Б. Ф. Добрынин (1935), дюны вряд ли могли образоваться, поскольку к этому времени флювиогляциальные (то есть отложенные ледниковым потоком) пески уже были, по всей вероятности, закреплены растительностью.

В современную эпоху главной силой, формирующей рельеф края, выступает разрушающая деятельность текучих вод — поверхностных и в меньшей мере грунтовых. Именно поверхностные текучие воды расчленили тектонические валы и поднятия на множество холмов, долин, логов, оврагов, придав особую живописность вятскому пейзажу. Осушение болот и вырубка лесов на водосборах рек ведет к снижению уровня грунтовых вод, то есть к увеличению глубины эрозионного вреза (базиса эрозии), а значит к усилению овражнобалочной эрозии. Особенно это наглядно выражено в рельефе южных районов. Текучие грунтовые воды образуют другие эрозионные формы — карст и оползни. Широкому распространению у нас оползневых явлений способствуют характерные для большинства рек высокие крутые берега. При нарушении равновесия между силой тяжести горных пород, слагающих склон, и силой сцепления частиц в породах вниз по склону сползают верхние пласты земли, подчас вместе с лесными массивами и строениями. Чем круче склон, тем равновесие его ближе к предельному. Устойчивость склона зависит также от строения и состава слагающих его пород. Чаще всего из равновесия склон выводит сама река, подмывая основания своих берегов. Такие примеры оползней можно наблюдать по берегам р. Вятки между деревнями Никульчино и Конец Слободского района, в пределах городской черты г. Кирова, под Котельничем, а также на р. Каме в Афанасьевском районе, на р. Чепце у ст. Ардаши.

Активизироваться оползневый процесс может в результате избыточного увлажнения склона или неправильной хозяйственной деятельности человека (Горелова, 1968).

Оползни широко распространены в Кировской области, и с этим приходится считаться при строительстве. Однако до сих пор особенности наших оползней изучены недостаточно.

В местах поверхностного залегания известняков, гипсов и других легкорастворимых пород текучие грунтовые воды постепенно размывают имеющиеся в них многочисленные трещины до значительных размеров, порой до огромных подземных полостей — пещер. Со временем свод над ними обрушивается, и образуется карстовый провал. Если при этом вскрывается водоносный горизонт, то на месте провала появляется карстовое, или провальное озеро.

Карстовые формы рельефа приурочены к осевой части Вятского увала в пределах центральных и южных районов области, где карстующиеся породы казанского яруса пермской системы выходят близко к поверхности. Наиболее характерно карст выражен в Медведском бору (озера, воронки, щелевидные провалы, рвы) и в Советском районе.

Карстовые участки встречаются также по правобережью р. Кильмези между д. Андрюшонки и пос. Кильмезь, на водоразделе рек Лумпун и Лобань (воронки), в долине р. Ивкины (провалы, воронки, озера), много их в Пижанском районе, есть они в Арбажском, Оричевском, Котельничском, Лебяжском районах.

Распространение и особенности карста у нас почти не изучены. Для дальнейшего изучения карстовых явлений в области необходимо сохранить участки с его наиболее типичными проявлениями.

Сохраненные моренные отложения и «валунные поля», особенно в центральной и южной части области, помогут в дальнейшем точнее установить границы плейстоценовых оледенений.

Не разобранные на щебень и гальку пуги когда-нибудь до конца раскроют перед учеными тайну своего происхождения.

Следует сберечь и наиболее типичные оползни для изучения этого явления в условиях области с целью совершенствования противооползневых мероприятий.

Рельеф
Update: 20170521 author: R4NAF
Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий