Из истории

3аповедная охрана территорий — самая древняя форма охраны природы. История заповедности уходит корнями в глубокую древность, к «святым местам» языческих племен, возводивших в культ силы природы. Описывая священные рощи удмуртов и марийцев, этнограф профессор В. П. Налимов (1928) приводит факт фанатической охраны подобных святынь: «В с. Гундыри со священных деревьев, посвященных Луду (творческой силе полей), содрали кору, но население эту содранную кору снова привязало к дереву лыком».

Издавна люди придавали особое значение эмоциональному воздействию красоты природы на человека и учитывали это при выборе мест для культовых обрядов. Известный историк и археолог А. А. Спицын (1885) в своей работе о культовых местах вятских аборигенов отмечает, что моления своему богу «яранские черемисы устраивали на таком месте, которое как бы самой природой назначено для храма».

Охрана дичи как источника пищи была также важным поводом к заповеданию участков дикой природы. Почти все священные рощи манси, ненцев, хантов были своеобразными резерватами ценных промысловых животных.

Появление в обществе привилегированной знати с исключительными правами на землю привело к частновладельческой охране природных территорий, представлявших собой богатые дичью места княжеских и королевских охот. Первые письменные законодательные документы по охране таких урочищ на Руси появились в XI веке.

В период становления Русского централизованного государства охрана ландшафтов приобрела новое направление — стратегическое. В начале XV века для защиты государства от набегов монголо-татарских полчищ создавались засечные леса, или засеки, широким кольцом охватывавшие южные и юго-восточные окраины Московского государства. В лесу выкапывали глубокие рвы, по обеим сторонам которых делали завалы из деревьев, подрубая (засекая) их на высоте человеческого роста и роняя вершинами в сторону ожидаемого врага. Засечные леса строго охранялись и долгое время были заповедными угодьями с изобилием зверя и птицы.

Петр I заложил основы ресурсохранного природопользования, проявив заботу об охране лесов вообще и прибрежных (водоохранных) особенно, по охране водоемов, почвенного покрова, мест рыбного, охотничьего и жемчужного промыслов. Чтобы сохранить строевой лес для кораблестроения и градостроительства в приписанных фабрикам, заводам и посадам лесных дачах выделялась под строгую охрану пятая часть в качестве «заказных» (то есть запретных) рощ. Местами запрет настолько прочно вошел в традицию, что заказанные в XVII—XVIII вв. участки лесов сохранились до наших дней.

Во второй половине XIX в. крупные землевладельцы в благотворительных целях создавали в своих имениях своеобразные заповедники: граф Ф. Э. Фальц-Фейн в имении Аскания-Нова выделил под охрану участки целинной степи (теперь здесь единственный на Земле уголок никогда не распахивавшейся степи). Заповедными были объявлены имение графов Шереметевых на р. Ворскле под Белгородом, степные участки в имении Карамзиных в Самарской губернии.

В промысловых районах Сибири и Дальнего Востока возникали своего рода народные заповедники. Так, в бассейне рек Конды и Сосьвы местным населением строго охранялись бобровые угодья. На Камчатке для сохранения соболя жители берегли таежные массивы в Кроноках. Как и частновладельческие, многие «народные» заповедники» при Советской власти стали государственными (Кондо-Сосьвинский, Кроноцкий и др.).

В конце XIX в. в России зарождается общественное движение в защиту природы. Повсюду создаются благотворительные и научные общества природоохранителей. Это движение было эхом набатного колокола, в который ударили ученые западных стран, где промышленный прогресс раньше, чем в России, преподнес факты очевидного оскудения природы. Их анализ с отрезвляющей ясностью подвел к выводу: «если мы слишком поздно пробудимся от апатии, то оставим будущим поколениям лишь опустошенный и лишенный красоты мир».

Американцы, которые «первобытную природу Америки не покоряли, а в буквальном смысле слова забивали насмерть», спохватившись, стали застрельщиками новых государственных форм охраны природы. В 1832 г. были объявлены государственной собственностью горячие источники в Арканзасе, а затем стали организовываться «для блага и удовлетворения народа» огромные по площади национальные парки: в 1863 г. Йосемитский, в 1872 г. Иеллоустонский.

В это время и появляется идея охраны памятников природы. Впервые это название употребил известный немецкий натуралист А. Гумбольдт при описании крупного экземпляра заманга, или дождевого дерева, увиденного им в 1804 г. во время путешествия по Венесуэле. Выступая на ботаническом съезде в 1819 г., А. Гумбольдт предложил подобные деревья, а также примечательные скалы, пещеры и другие произведения природы называть «памятниками природы».

Однако у современников Гумбольдта идея не нашла поддержки. Лишь спустя десятилетия она получила дальнейшее развитие благодаря подвижнической деятельности другого немецкого ученого профессора Г. Конвенца, с именем которого связано начало мирового движения за охрану шедевров земной природы.

По инициативе Конвенца в 1902 году в Пруссии был принят закон, карающий за обезображивание живописных местностей. С 1906 года в Пруссии действовало государственное управление по охране памятников природы, возглавляемое Конвенцем. Он также специально посещал европейские государства, заинтересовывая своими идеями и общество, и правительства. Дважды приезжал Конвенц в Россию. В 1895 году он посетил Питербург, а летом 1913 года выступил на 13-м съезде русских естествоиспытателей и врачей в Тифлисе с докладом «О памятниках природы и в особенности на Кавказе». В 1914 году в 6-м номере журнала «Естествознание и география» была опубликована его статья «Попечение о памятниках природы», где он специально для русского читателя разъяснял важность сохранения памятников природы и суть самого понятия.

Неутомимая деятельность Конвенца в пропаганде идеи охраны памятников природы нашла поддержку среди выдающихся русских ученых: академика И. П. Бородина, профессоров Г. А. Кожевникова, Д. Н. Анучина, В. И. Талиева и других.

На заседании Московского общества испытателей природы 14 декабря 1906 года оживленно обсуждался доклад профессора ботаники М. И. Голенкина «О сохранении памятников природы». В 1908 году на юбилейном акклиматизационном съезде в Москве с докладом о необходимости устройства заповедных территорий выступил профессор зоологии Г. А. Кожевников, подробно изложивший программу практических мер по охране «любой подробности естественного ландшафта», раскрывший научную значимость и актуальность проблемы: «…если мы не примем специальных мер к охране первобытной природы, то она исчезнет бесследно, а заступившая на ее место измененная культурой природа только обманет нас своим односторонним богатством, затушевавши образ исчезнувшего прошлого».

В декабре 1909—январе 1910 г. в Москве состоялся XII съезд русских естествоиспытателей и врачей, на котором академик И. П. Бородин вновь обратил внимание научной общественности на то, что под влиянием культуры дикая природа «тает, как воск от огня», «девственные леса и степи отходят в область преданий», и призвал сохранить в интересах науки и культуры «хотя бы кусочки первобытной природы, хотя бы отдельные, чем-либо выдающиеся приметы ее». Стала уже хрестоматийной цитата, взятая из доклада И. П. Бородина: памятники природы — «это такие же уники, как картины, например, Рафаэля, — уничтожить их легко, но воссоздать нет возможности». «Мы уже поняли необходимость охранять памятники нашей старины, — говорил И. П. Бородин, — пора нам проникнуться сознанием, что важнейшими из них являются остатки той природы, среди которой когда-то складывалась наша государственная мощь, жили и действовали наши отдаленные предки. Растерять эти остатки было бы преступлением».

В 1912 г. этот доклад был опубликован отдельной брошюрой. В 1914 г. вышли книги профессора Д. Н. Анучина «Охрана памятников природы» и профессора В. И. Талиева «Охраняйте природу», где они конкретизировали идею охраны природных достопримечательностей применительно к определенным территориям нашего государства.

Заинтересованное внимание к проблеме со стороны ученых заметно активизировало деятельность различных обществ, благодаря которым были организованы заповедники и выявлено много памятников природы.

Изучение н охрану интересных природных объектов ставила основной целью своей деятельности природоохранительная комиссия Русского географического общества, созданная в 1912 году по инициативе И. П. Бородина.

Первая мировая война уничтожила плоды этих начинаний, с большим трудом завоеванные передовой общественностью в условиях частной собственности капиталистической России.

Советское правительство в своих декретах. «О земле», «О лесах», «Об охоте» заложило принципиальную основу социалистического природопользования. Особое значение вопросам охраны природы придавал В. И. Ленин. Получило поддержку в ленинских декретах и заповедное дело. В первые же годы Советской власти были созданы первые в нашей стране государственные заповедники: Астраханский, Жигулевский, Ильменский. Основы классификации охраняемых природных территорий в СССР были определены подписанным В. И. Лениным 16 сентября 1921 года декретом «Об охране памятников природы, садов и парков». Наряду с заповедниками декрет предусматривал организацию национальных парков, памятников природы, садов и парков историко-художественного значения.

С организацией в 1924 году при Главнауке Всероссийского общества охраны природы массовый характер принимает работа по выявлению памятников природы. Уже к концу 20-х годов в нашей стране было выявлено 250 природных объектов и ценных участков ландшафта, заслуживавших охраны (Васильковский, 1929).

Идея заповедания ценных природных объектов и ландшафтов получает дальнейшее развитие и популяризацию в работах таких видных ученых, как С. А. Северцев, Ф. Ф. Шиллингер, Р. Ф. Геккер.

В постановлении Совета Министров РСФСР от 23 сентября 1946 года «Об охране природы территории РСФСР» указывалось на необходимость «упорядочить охрану участков природы, имеющих научное или культурно-историческое значение».

Президиум Академии наук СССР в 1955 году обязал все учреждения Академии принять участие в выявлении объектов природы, заслуживающих особой охраны. В результате были получены материалы, позволившие подготовить в 1963 году первый проект рациональной сети постоянных заказников всесоюзного значения (Шапошников, 1967), а затем издать сборник «Примечательные природные ландшафты СССР и их охрана» с описанием 370 ботанических, геологических и зоологических «заказников».

С выходом в 1960 году Закона «Об охране природы в РСФСР», предусматривающего охрану «типичных ландшафтов, редких и достопримечательных природных объектов» (статьи 8 и 9), местные органы власти начинают принимать решения об охране природных достопримечательностей в пределах области, республики, края.

Целенаправленно организует эту работу Всероссийское общество охраны природы, в Центральном и местных советах которого, согласно новому Уставу, создаются секции охраняемых природных территорий. В их задачу входят выявление, учет и организация охраны примечательных природных объектов. Особенно оживилась эта работа с середины 70-х годов в результате последовательной организационной деятельности секции охраняемых природных территорий Центрального совета ВООП, возглавляемой географом Ю. К. Ефремовым. С 1975 года секция регулярно организует всероссийские и зональные совещания по обмену опытом работы. Итоги первой серии этих совещаний были подведены на 1-й Всероссийской научно-практической конференции по проблемам выявления, исследования и сохранения памятников природы, состоявшейся в Москве в сентябре 1983 года.

На конференции были названы первые лауреаты памятных именных медалей и специальных ежегодных премий, учрежденных Центральным советом ВООП за активную работу по выявлению, изучению, пропаганде и организации охраны памятников природы.

Своеобразной иллюстрацией итогов деятельности Общества стала прекрасно изданная в 1982 году книга К. Г. Лысина «О памятниках природы России», в которой автор, обобщая сведения о природных достопримечательностях республики и опыт работы по их охране на местах, уделил достаточное внимание творениям природы Кировской области и опыту работы Кировского краеведческого музея по их выявлению, изучению и пропаганде их охраны.

В 1980 году впервые в нашей стране выходит «Карта охраны растительного мира Нечерноземной зоны РСФСР» с обозначением 1715 охраняемых ботанических объектов.

Знаменательной вехой в истории охраны памятников природы стало утвержденное Госпланом СССР и Госкомитетом по науке и технике в 1981 году «Типовое положение о государственных памятниках природы», обеспечившее эту категорию охраняемых природных территорий юридическим статусом. На основании этого документа Совет Министров РСФСР в 1982 году принял постановление «О порядке отнесения природных объектов к государственным памятникам природы», а Госплан РСФСР в 1983 году утвердил «Основные критерии отнесения природных объектов к государственным памятникам природы».

По данным ЦС ВООП на 1 января 1986 г., в РСФСР было выявлено 13195 природных достопримечательностей, охраняемых или заслуживающих охраны в качестве памятников природы.

Ведется паспортизация памятников природы и передача их через охранные обязательства землепользователям под действенный надзор и охрану.

Из истории
Update: 20170423 author: R4NAF
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий