Утесы на Немде

У трех рек стоит г. Советск. Пижма, приняв у города последний и самый крупный приток — р. Немду, огибает городскую окраину и вскоре сливается с Вяткой. Но не реки влекут сюда со всей области и из-за ее пределов людей с рюкзаками, к которым местные жители давно привыкли. Теперь здесь каждый знает — едут на скалы, на Немду…

Начинается эта река в 162 км от Советска, на марийской земле. Там это обычная равнинная речка, каких много. Но в нижнем течении, петляя среди полей, холмов и оврагов Советского района Кировской области, она обнажает известняковую толщу, как бы открывая страницу далекого геологического прошлого, когда на месте нынешних вятских лугов и полей колыхалось безбрежное казанское море. Минуло с тех пор 240 млн. лет. В казанском веке пермского периода территория Приуралья медленно опускалась, как бы в противовес растущим молодым Уральским горам, затапливаясь при этом морскими водами. Опускание захватило и восточный край Русской платформы. Юг нашей области оказался прибрежным мелководьем теплого казанского моря, где создавались благоприятные условия для развития колониальных морских организмов, образовавших подводные известняковые горы — рифы.

Связь рифообразования с опусканием морского дна была подмечена еще Ч. Дарвиным. Придерживаясь привычных условий обитания (определенной глубины, солености, температуры, освещенности) организмы-рифостроители при опускании дна (т. е. увеличении глубины) наращивают свои колонии вверх, образуя при отмирании из своих известковых раковинок и скелетов подводные горы.

Пермские рифы Приуралья образованы в основном мшанками — колониальными животными, строившими оригинальные бокаловидные сетчатые или ветвистые колонии, внешне напоминавшие растения. В «зарослях» мшанковых колоний обитали другие организмы: плеченогие и двустворчатые моллюски, морские ежи, известь выделяющие водоросли. Склоны рифов обрастали морскими лилиями, или криноидеями — похожими на растения стебельчатыми иглокожими животными.

Пермские рифы Приуралья простирались с севера на юг более чем на 1000 км и напоминали современный Большой Барьерный риф Австралии. Их мощность на западном склоне Урала достигает 1200 м. На краю платформы рифы не отличались большой мощностью. По берегам Немды толща рифовых образований не превышает 36 м.

Главное место в рифовом массиве занимает фация (слои) массивных органогенных известняков — чистых, неслоистых, насыщенных остатками рифостроящих организмов. С ними соседствует фация лагуны, состоящая из тонкого известкового осадка с немногочисленными остатками рифовых организмов. По краям рифа залегает фация глубоководного моря, образованная известковым илом с редкими обломками скелетов плавающих организмов, оседавших из верхних слоев воды (Равикович, 1954).

Немда проложила свое русло в лабиринтах рифового гребня, поднимающегося здесь почти к самой поверхности укрывших его более поздних отложений. Размывая их, она вскрыла ископаемые морские рифы в виде причудливых скал и утесов. Грунтовые воды, просачиваясь по трещинам в легкорастворимых известняках, расширили их до значительных размеров, образовав подземные полости — пещеры. Поверхностные воды, ручейками сбегаясь к реке, прорезали ее крутой берег глубокими каньонообразными оврагами, часто с настоящими водопадами по ступенчатому каменистому дну. В результате сложился удивительный ландшафтный комплекс, как бы музей в природе, где наглядно выражены разнообразные формы рельефа в сочетании с живописными пейзажами, с комплексом обитающих здесь редких и охраняемых видов организмов.

Невелики на Немде скалы, но для жителя равнины это почти что чудо, которое восхищает, завораживает, впечатляет. Порой перестаешь верить, что находишься в равнинной Кировской области, а не где-нибудь на Урале или в Крыму, когда карабкаешься здесь по крутой щебнистой осыпи к подножию белокаменного утеса.

Геологические описания скальных выходов известняков по берегам Немды есть в работе П. И. Кротова (1912), где он перечисляет богатую фауну представленных здесь окаменелостей. В известняках под д. Камень им были обнаружены: Schizodus planus Golov., Sch. obscu- rus Gein., Macrodon kingianum Vern., Psevdomonotis spe- luncaria Schloth., Modiolopsis pallasii Vern., Backewellia ceratophaga., Palaeophycus insignis Gein.

Особенно обильно представлены здесь мшанки — Dielasma elongata Schloth., Strophalosia orrescens Vern., Productus cancrini Vern. и другие.

В 7 км от г. Советска у д. Зараменье река делает крутую излучину, обнажая известняковый массив в виде высокой обрывистой стены, на светлом фоне которой издалека видна чернотой зияющая полость, похожая на чело огромной печи. «Чертовой печью» и прозывался в народе этот карстовый грот. Теперь его называют Зараменской пещерой. В минувшие времена местные крестьяне, будто бы брали здесь опоку (мягкую разновидность известняка), отчего грот стал больше и изменил свою форму. Сейчас высота его 3,5 м, ширина 4,5 м, глубина 4 м. Вглубь свод его снижается до 2 м. В задней стенке^ есть три отверстия. Правое очень узкое, до 30 см высотой. По среднему и левому можно свободно проникнуть в небольшую подземную полость высотой от 0,9 до 2,5 м, шириной — 2 м, длиной — 4,5 м. По углам ее открываются узкие щели в глубь берега.

До недавнего времени Зараменская пещера считалась единственной в области, но оказалась единственной лишь со столь внушительным внешним видом. Другие пещеры, открытые кировскими спелеологами-любителями в 70-е годы, свои входы-лазы в подземные залы, коридоры, галереи прячут на дне воронок глубиной 5—6 м. Пещеры были названы первооткрывателями. Одна из них — «Киров-600» — находится в лесу на правом берегу ниже бывшей д. Камень, четыре — «Парадная»,

«Безымянная» — на левом ниже д. Чимбулат. Без названия пока пещера с двумя подземными гротами между деревнями Сурнята и Тяптичи. Есть пещеры также у деревень Дугино, Чернопенье, в Гремячем логу, на правом берегу Вятки ниже г. Советска.

Большинство немдинских пещер приурочено к вершине высокого крутого берега каньонообразного участка речной долины и представляют собой параллельные кромке коренного берега подземные трещины. Это так называемые трещины бортового отпора, образовавшиеся в том месте, где долина реки глубоко врезалась в мощный известняковый массив и при этом произошло одностороннее снятие нагрузки в береговых склонах. Под давлением материкового массива край берега как бы откололся снизу и своим основанием сдвинулся к реке. В процессе дальнейшего отседания или сползания нижней части берега трещины бортового отпора расширились, образовав трещины отседания склона (Соколов, 1962).

Над трещинами развиваются суффозионные воронки (воронки просасывания). В этом легко убедиться на карстовом поле ниже д. Чимбулат, где более 80 воронок расположены параллельными берегу реки рядами и как бы обозначают на поверхности подземные трещины. Через карстовые колодцы (поноры) на дне воронок происходит сток поверхностных вод в подземные полости. Очищенные спелеологами от мусора и земли поноры стали входными лазами в подземные трещины-пещеры (Русских, Кизик, 1975).

По данным кировских спелеологов, протяженность каждой пещеры у деревень Камень и Чимбулат 60—80 м, глубина до 26 м, высота трещин до 17 м, ширина до 2 м (Русских, Разборов и др., 1981). Стены «Парадной» и некоторых других пещер украшают натечные барельефы розового кальцита, в нишах свисают сосульки сталактитов.

Ни одна из этих пещер не может быть рекомендована для посещений. Серьезную опасность в них (особенно в условиях взрывных работ начавшихся здесь камне-разработок) представляют хаотически застрявшие в верхней суженной части трещин огромные известняковые глыбы, грозящие обвалом.

Была известна пещера с входным гротом в подножии белокаменного утеса между бывшими деревнями Буржата и Береснята. На 30 м возвышается он над рекой. Из береговой кручи вырезал его глубокий Буржатский овраг. Отвесные каменные склоны утеса надежно защищали от врагов древнее племя, нашедшее пристанище на его вершине. Небольшая площадка — городище — со стороны берега была защищена искусственным валом и рвом, следы которых сохранились и поныне. Это Нижневотское городище эпохи ананьинской культуры — одно из древних и малоизученных поселений человека в нашем крае.

Историк и археолог, основатель Вятского краеведческого музея И. В. Алабин, посетив городище в августе 1864 г., нашел здесь стрелы и копья, черенок железного ножа, обрывок медной цепочки, черепки и другие предметы.

В своем описании он упоминает об огромных ступенях, «называемых народом богатырскими, охватывающими всю каменистую косу и, по-видимому, сделанных, чтобы предохранить ее от обвалов и упрочить тем дальнейшее существование самого городища» (Алабин, 1868).

По свидетельству археолога А. А. Спицына, обследовавшего городище через 15 лет после И. В. Алабина, ступеней здесь было семь, другие сильно разрушились и скрылись под осыпью.

Побывавший на Буржатском утесе в 1940 г. историк Л. Смоленцев также пишет о гигантских ступенях в 3—4 м высотой по западному склону, о 15-метровых скалах с южной и юго-западной стороны и о пещере, длиной около 50 м, вход в которую открывался в подножии утеса с юго- запада.

Сознавая большую ценность подобных городищ в познании истории, П. В. Алабин в своих «Заметках о древностях» призывал местных кладоискателей не подвергать такие места никаким раскопкам и выражал надежду, что археологи «сами найдут, рано или поздно, возможность сделать правильные, систематические исследования этих любопытных памятников глубочайшей древности и тогда в них, смело можно быть уверенным, ничего не будет потеряно для науки».

Увы, Буржатский утес потерян, если не в научном отношении, то в эстетическом — определенно.

В 1969 г., чтобы получить камень для строительных целей, директор совхоза «Фокинский» распорядился взорвать утес. В результате красивейший памятник природы был обезображен и к тому же совершенно напрасно: вместо камня люди получили осыпь мелкого щебня и пыли —эти известняки непригодны для строительства. От взрыва обрушилась наиболее высокая часть утеса, образовался желоб, исчезли ступени и пещера…

Скальные обнажения известняков встречаются в основном по правому берегу Немды в ее нижнем течении. У г.             Советска высота известняковых круч превышает 25 м.

В 1 км ниже бывшей д. Тяптичи рифовые известняки обнажаются на протяжении 300 м. Но лес, постепенно наступая на скалы и кроша их своими корнями, скрыл под щебнистой осыпью и своим пологом почти все обнажение. Открытой пока остается небольшая «стенка» высотой до 14 м, протяженностью 80 м. Но и она погружается в осыпь и зарастает кустарником. По обе стороны от нее по лесу причудливо громоздятся лишь отдельные останцовые глыбы.

Еще одна «стенка», только не такая рыхлая, как у Тяптичей, и полностью скрытая со стороны реки густым хвойным лесом, начинается сразу от Буржатского утеса и тянется метров 250 до оврага с водопадом у бывшей д.            Береснята. Обнажающийся здесь плотный монолитный массив в одном месте как бы разломился, образовав глубокую расщелину. Уникальность ее в том, что она представляет собой естественный разрез немдинской пещеры, трещины отседания, только идущей не параллельно, а

перпендикулярно речному берегу, поскольку здесь разлом и отседание блоков берегового массива произошло в сторону Буржатского оврага.

Возможно, по такой же трещине образовался и глубокий, узкий каньонообразный овраг у бывшей д. Береснята. Каменное дно этого каньона образует шесть уступов высотой (сверху вниз) — 1 м, 2,5 м, 1,5 м, 2,2 м, 4 м, 7,5 м. Это целый каскад водопадов бегущего по каменному желобу ручья.

Раньше ручей был полноводным и поил водой жителей д. Береснята. Начинается он на дне оврага, разделявшего вдоль деревенскую улицу. Это довольно мощный источник. Далеко слышен шум падающей с каменных ступеней воды. Лишь продолжительные морозы заставляют его неподвижно застыть на уступах каньона праздничным хрусталем сосулек, причудливым барельефом наледи.

В 21 км от Советска у деревень Камень и Чимбулат образовался целый гористый комплекс: тут и скалы, утесы, отвесные стенки, пещеры, гроты, воронки, каньонообразный овраг. Высота берега достигает 45 м. Именно здесь под этими скалами на лугу по правому берегу то и дело вырастает палаточный лагерь скалолазов и альпинистов, устраивающих ставшие уже традиционными межобластные состязания. Ниже д. Камень, посреди берегового склона, почти напротив д. Чимбулат возвышается восьмиметровый известняковый столб «Часовой» — обточенный ветром и водой останец отколовшейся когда-то от известнякового массива глыбы, то есть это результат проявления исключительно редкой у нас формы поверхностного карста (Русских, Кизик, 1975). Выше «Часового» и находятся облюбованные скалолазами «стенки». Скалы здесь имеют самые причудливые очертания. Одна из них, например, напоминает огромный профиль человеческого лица с большим носом. Есть здесь и гроты, ниши, карстовые рвы.

В 1975 г. на этих скалах был открыт новый для флоры всего востока Русской равнины вид растения семейства крестоцветных — шиверекия подольская (Schivereckia podolica (Bess) Andrz). В 1982 г. мы нашли этот вид на «стенке» у Тяптичей. Нигде больше в нашей области этого растения нет. В небольшом количестве оно встречается на Полярном Урале и на юго-западе Европейской части СССР. За пределами страны известно лишь в Румынии. Уцелевшая на земле с эпохи днепровского оледенения шиверекия повсюду исчезает. Для ее сохранения Красная книга СССР указывает на необходимость организации специальных заказников.

Местонахождение шиверекии подольской в Кировской области заполняет существовавший разрыв в ареале этого вида между Приволжской возвышенностью и Уралом. Ближайшие местонахождения этого вида — Жигули (Куйбышевская область) и окрестности г. Чусового в Пермской области.

Из охраняемых в области растений кроме шиверекии по берегам Немды встречаются многие другие — ландыш, ветреница лесная, вика гороховидная, чина гороховидная, чина болотная, купальница европейская…

Ниже д. Чимбулат глубокий овраг врезается в толщу плитчатых песчаников и доломитизированных известняков. Его дно с хаотическим нагромождением известняковых глыб и мелких обломков плитчатых известняков и песчаников напоминает дно горной речки. Высокие отвесные каменные склоны в средней части оврага сужаются до 4 м, образуя настоящий каньон. Поросшие зелеными мхами камни придают ему таинственно-сказочный облик. Дно его несколько раз обрывается каменными уступами, на которых по весне с шумом бурлит и пенится поток талой воды.

При выходе в долину реки правый берег оврага образует с речным берегом узкий, клином вдающийся в долину крутосклонный яр. Это утес «Камень». На вершине его некогда высилась каменная скала — по марийскому преданию, обиталище духа легендарного богатыря Чумбулата. Из дальних мест приходили сюда черемисы, чтобы почтить святыню предков, найти здесь духовное утешение от тяжких жизненных невзгод. Из поколения в поколение передавалась грустная, красивая и поучительная марийская легенда о Чумбулате, литературную запись которой сделал в начале века известный русский и советский писатель Н. Д. Телешов («Живой камень»).

Влияние духа Чумбулата было очень велико среди марийского населения. По словам А. А. Спицына (1885), «русские миссионеры в своем перечислении черемисских богов (Кереметь, Немдеку, Уку, Ямшенер, Кюбар) вторым по значению ставили «беса Чумбулата». Молва о Живом Камне дошла и до высшего духовенства, сделавшего вывод, что «существование старого почитаемого «Камня» мешает распространению среди язычников православия».

Вот что сообщал о судьбе «Камня» историк А. А. Андриевский (1881): «Московский митрополит Филарет, отправляя в июне месяце 1830 г. протоиерея Покровского вторично к черемисам Уржумского уезда, просил, между прочим, этого последнего распорядиться немедленным разрушением находящегося в Коленурской волости камня, боготворимого черемисами под именем Чумбулата, что могло бы, как писал митрополит, «вразумить их о ничтожности сего мнимого божества». О том же получил губернатор и предписание от министра внутренних дел от 20 августа, при нем требовалось, чтобы этот камень, находившийся на берегу р. Немды, близ д. Чумбулатовской, был взорван секретно, без предварительного оглашения.

…Упомянутый выше камень в июле осматривал иранский земский исправник и нашел его «свойства слоистого известкового вышиною 11,5 и толщиною 36 аршин». Ожидая окончания полевых работ, исправник «разрушил этот камень до основания» лишь осенью, о чем и донес губернатору 3 октября (1830 г.)».

А. А. Спицын (1885) уточняет: «местные крестьяне рассказывают, что взорвать камень порохом не решились, а разрушили его теми ломами, которые в этой местности употребляются для обработки камня».

Потом на этом месте марийцы из обломков скалы воздвигли памятник своему герою. В 1928 г. русские крестьяне из д. Чимбулат разобрали это сооружение в надежде найти под ним клад.

Сейчас яр укрылся лесом. От «камня» осталось лишь несколько вросших в землю замшелых известняковых глыб.

Тщетно пытался в прошлом бедный люд отыскать клады на немдинских утесах. А клад здесь все же оказался. Создала его сама природа — целый «сундук с богатствами», который сверху она к тому же украсила шедеврами своего творчества. Оттого так остро сейчас и обозначилась проблема сохранения памятников природы на берегах Немды.

В последние годы здесь выявлены промышленные запасы известняков, обладающих превосходными физическими и химическими свойствами. Они пригодны для производства высококачественного цемента, в них нуждаются кислые почвы наших полей…

Давно уже ведутся камнеразработки в районе Зараменской пещеры. От Чимбулатского оврага начата разработка Пикинского месторождения. Сданы в эксплуатацию Береснятское, Кайенское, Чимбулатское и другие месторождения.

Реальный путь сохранения природных диковин на Немде определен принятым по предложению Министерства геологии СССР в 1981 г. решением Кировского облисполкома о сохранении государственных памятников природы на берегах р. Немды. Решение учло и нужды народного хозяйства, и культурно-эстетические и спортивно-рекреационные запросы трудящихся.

Чтобы меньше нарушалась целостность рифового массива в местах расположения охраняемых объектов, все они были объединены в три ботаникогеологических комплекса с единой границей охранной зоны каждого.

Буржатский комплекс объединил Буржатский утес, Береснятский водопад, «стенку» между ними, Нижневотское городище.

В Каменский комплекс вошли места обитания шиверекии подольской: скала «Часовой», утесы под д. Камень, «стенка» у д. Тяптичи, а также пещера «Киров-600».

В Чимбулатский комплекс включены карстовые воронки, пещеры «Парадная», «Софроновская», «Холодная», «Безымянная», нижняя половина Чимбулатского оврага, утес «Камень».

Решение утвердило границы возможной отработки известняков, то есть границы охранных зон этих комплексов, которые по возможности были установлены по естественным водотокам, чтобы в какой-то мере избежать при разработках нарушения гидрогеологического режима в пределах охраняемых комплексов. В противном случае охрана их может потерять всякий смысл.

Разработка месторождений в районах расположения охраняемых объектов допускается не ближе 250 м от кромки коренного берега реки. В пределах охранной зоны запрещены всякие работы по добыче известняков, сбор всех видов травянистых растений.

Решением предписано организациям, «осуществляющим разработку полезных ископаемых в Советском районе, при подготовке проектно-сметной документации на строительство горнодобывающих предприятий и при отработке площадей, примыкающих к районам расположения памятников природы, обеспечить их полную сохранность и рекультивацию нарушенных земель»; геологическим поисковым партиям «при проведении геолого-разведочных работ на территории Советского района и при балансовой оценке месторождений учитывать неприкосновенность площадей в местах расположения памятников природы».

Реальную угрозу наскальным растениям и прежде всего шиверекии представляют деревья и кустарники. Наступая на скалы, они не только крошат их своими корнями, превращая каменный монолит в щебень, но и выживают светолюбивые травы, затеняя их. Поэтому для сохранения шиверекии и других растений необходимо постоянно очищать скальные обнажения известняков от древеснокустарниковой поросли. Для увеличения площади обитания шиверекии и придания геологическим памятникам более естественного облика, соответствующего их назначению, для обеспечения их обзора и повышения их эстетической ценности необходимо вырубить лес (на нужды землепользователей) по склону правого берега на участках от Береснятского водопада до Буржатского утеса, по обе стороны от «стенки» у Тяптичей, на утесе «Камень», на Буржатском утесе, у Зарамянской пещеры. Очищать здесь склоны от деревьев нужно регулярно.

Если деревья и кустарники вытесняют шиверекию постепенно, то под подошвами и снаряжением скалолазов она исчезает на глазах. Она и уцелела-то на этом крохотном клочке земли только потому, что растет на отвесных недоступных скалах. Но скалолазы практически освоили все более или менее высокие скалы, то есть именно те, на которых только и растет шиверекия. С тех скал, которые используются скалолазами более десяти лет, она исчезла полностью. Эти «стенки» настолько отшлифованы, что уже и не верится, что здесь когда-то что-то росло.

Поэтому необходимо или упорядочить использование скал для лазания, выделив для этих целей 1—2 стенки, или вообще объявить зонами абсолютной заповедности скалы под д. Камень и «стенку» у Тяптичей. При этом в полигон скалолазания можно превратить стенку между Буржатским и Береснятским оврагами, очистив ее от деревьев и осыпи. Благоустройство всей этой местности позволило бы создать здесь прекрасную рекреационно-оздоровительную парковую зону.

В будущем, когда актуальнее, чем сейчас, встанет проблема создания природных парков, этот неповторимый ансамбль форм рельефа на фоне живописных пейзажей, вероятно, будет оценен по достоинству. А пока наша задача — сохранить его.

Утесы на Немде
Update: 20170423 author: R4NAF
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий