Фауна и животный мир

С геологическими событиями антропогенового периода и развитием растительности тесно связана история формирования современной фауны. «Подобно тому, как земная поверхность и геологические напластования носят на себе яркие следы прошлого, — писал А. Н. Формозов (1935), — так и фауна края сложностью и пестротой своего видового состава говорит о сменах климата и ландшафтов, о сложных явлениях расселения и вытеснения фауны».

В антропогеновом периоде после таяния московского ледника, около 25 тыс. лет назад, в нашем крае сложилась благоприятная обстановка для непрерывного, более или менее длительного развития животного мира суши и пресных водоемов.

Жесткие условия приледниковых тундростепей осуществили коренную ломку неогеновой фауны, оттеснив к югу или вовсе сметя с лица земли многие теплолюбивые формы, предоставив возможность утвердиться на земле новым, более жизнестойким, более приспособленным видам, большинство которых при последующих изменениях климата, растительности постепенно тоже сошли с арены земной жизни (мамонт, шерстистый носорог, первобытный бизон и др.). Реликтами ледниковой эпохи сохранились живородящая ящерица, гадюка, глухарь и другие виды.

В голоцене идет непрерывный процесс формирования животного мира за счет смешения нескольких не родственных между собой фаун (Лукаш, 1940, Шернин, 1971).

В талых ледниковых водах выжили холодолюбивые рыбы — форель, хариус, голец, гольян, а также плотва, елец, язь, лещ, пескарь, окунь, ерш, подкаменщик. Обширные разливы ледниковых вод, соединявшие морские бассейны с материковыми пресноводными, способствовали проникновению из Полярного бассейна в материковые водоемы налима, ставшего единственным пресноводным представителем семейства тресковых рыб.

По ледниковым водоемам проникли к нам и сибирские рыбы — таймень, золотой карась.

В послеледниковое время в бассейн Вятки вселились с юга голавль, уклейка, линь, шиповка, стерлядь, красноперка, жерех, судак, вьюн, затем пресноводно-морские виды: каспийская минога, белуга, осетр, сельдь-черноспинка.

С распространившимися в атлантическую и суббореальную эпоху широколиственными лесами пришли западные виды — дубонос, садовая и лесная сони.

Приблизившиеся в атлантическую эпоху степи обогатили местную фауну южными видами, такими, как муравьиный лев, тарантул, некоторые виды бабочек и других насекомых, малая выпь, зимородок, удод, сизоворонка, садовая овсянка, выхухоль. Из рыб реликтом ксеротермической эпохи называют быстрянку русскую.

В эпоху расселения с северо-востока темнохвойной тайги в нашу фауну проникли типичные сибирские виды: четырехпалый тритон (сибирский углозуб), соболь, бурундук, лесной лемминг, красная и красно-серая полевки, чечевица, зеленая пеночка, глухая кукушка, воробьиный сычик, восточный соловей, различные насекомые (Эстерберг, 1935) и даже дальневосточный зверек — колонок.

Со временем фауну края дополнили новые западные виды птиц: черный дрозд, синица-лазоревка, луговой конек, коноплянка, зеленушка, иволга; а также южные — осоед, коршун, степной лунь, кобчик, малая крачка, перепел, серая куропатка, заяц-русак.

Обогащение фауны степняками усилилось в историческое время в связи с вырубкой лесов.

Недавно вселились к нам также восточные виды птиц — черноголовый чекан и овсянка-дубровник. С начала 1980 годов встречается в области западный вид — кольчатая горлица, неоднократно отмечавшаяся в западных и центральных районах.

По территории области проходят границы распространения многих видов животных, например, южная для северного оленя, овсянки-ремеза; северная для лесной и садовой сони, хомяка, рыжеватого суслика, серой цапли, сизоворонки, иволги, удода, зимородка, серой куропатки, малой мухоловки, хохлатой синицы, многих лесостепных видов насекомых (Эстерберг, 1935; 1936).

Поскольку, как отмечает А. Н. Формозов (1935), фауна нашего края «является лишь частью обширного комплекса видов, свойственного средней и северной полосе великой Русской равнины», она, как и флора, лишена признаков эндемизма. То есть у нас нет таких видов организмов, которые бы нигде больше не встречались. Как об эндемичных, можно говорить, лишь о некоторых подвидах растений и животных, сформировавших устойчивые характерные признаки, отличающие их от номинальных форм, в местных условиях обитания сравнительно недавно. К таким эндемикам в определенном отношении можно отнести из растений манжетку Фокина (Alchemilla Fokinii Juz.), впервые обнаруженную А. Д. Фокиным в 1918 году у д. Паутиха на берегу р. Быстрицы против с. Вожгалы, а позднее найденную в Заречном парке г. Кирова. В 1951 году С. В. Юзепчук описал это растение как самостоятельный вид, назвав его именем первооткрывателя.

Нигде больше это растение пока не найдено.

Из животных к подобным эндемикам можно отнести вятского голавля (Leuciscus cephalus L., var. wiatkensis Lucasch), открытого и описанного Б. С. Лукашом (1940) и черного окуня (Perea fluviatilis L. var. nigra Lukasch), обнаруженного им же в оз. Светлом у д. Мулино Нагорского района.

Современная фауна Кировской области насчитывает около 5 тыс. видов беспозвоночных животных, 2 вида круглоротых (тихоокеанская и каспийская миноги), 41 вид рыб, 10 видов земноводных, 6 видов пресмыкающихся, 245 видов птиц, 64 вида млекопитающих.

Фаунистический список области постоянно дополняется, и не только за счет открытия новых видов беспозвоночных, но и позвоночных животных. Только в 1973 году у с. Спасозаозерье Зуевского района был обнаружен лесной лемминг. В 1976 году экспедицией Кировского областного краеведческого музея в заболоченном ельнике у пос. Камский Афанасьевского района впервые был найден сибирский углозуб, или четырехпалый тритон. В июне 1978 года автор нашел икру и взрослых особей этого земноводного на опушке сырого ельника в долине р. Лекмы у с. Лекма Слободского района. Позднее сибирского углозуба находили у г. Лузы. В 1980 году у с. Филиппово Кирово-Чепецкого района автором были обнаружены две гнездящиеся пары черноголового чекана, ранее также отсутствовавшего в местных фаунистических списках. С 1981 года этот вид стал гнездиться даже в окрестностях г. Кирова.

По сообщениям местных жителей Лузского и Подосиновского районов, в реки Юг и Лузу заходит лососевая рыба нельма, еще не зарегистрированная учеными.

В 1977 году в подстилке соснового бора у пос. Мурыгино автором был найден жук Leiodes punctulata, Gyllenhal, 1810, ранее не отмечавшийся вообще для фауны СССР (Юферев, 1983).

С 1981 года в область стал залетать и даже оставаться на гнездование лебедь-шипун.

Есть у нас и огорчительные потери. С вырубкой лесов, осушением болот, применением химических веществ в лесном и сельском хозяйстве, с развитием туризма и другими видами природопользования многие виды резко сократили свою численность, некоторые исчезли совсем. Перестали у нас гнездиться черный аист, орлан-белохвост, беркут, исчез северный олень. И тем отраднее факты восстановления былых потерь местной фауны. Многочисленным стал лось, до революции почти полностью истребленный. Восстановлено поголовье бобров, вновь завезенных к нам из Воронежского заповедника в 1940 году. Вернулся в вятские леса кабан. Со строительством рыбоподъемников на волжских плотинах стали вновь заходить в Вятку исчезнувшие было каспийская минога и промысловые рыбы: осетр, каспийская белорыбица, белуга…

Преднамеренно обогатили люди местную фауну такими видами, как уссурийская енотовидная собака, ондатра, американская норка.

Фауна и животный мир
Update: 20170423 author: R4NAF
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий